• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:41 

Из коллекции снов

торгую догмами и эскапизмами.
сон об ирландце превратился в возможность ирландца

*

наверное много лет спустя, в своих мемуарах
я скажу, что материнский инстинкт
проснулся у меня во сне,
что он родился из тягучей дрёмы
и едва уловимой любви.
скажу, что я встретила его появление
с большим удивлением, но что после того сна
всё уже было как-то по-другому.

*

после семи утра мои сны неизменно
поворачиваются к журналистике.
я каждый раз вырабатываю гениальнейшие планы
по восхождению на журналистский олимп.
однако же каждое утро, проснувшись,
я вспоминаю что совсем не хочу
быть журналисткой.

*

как бы я ни старалась,
что бы я ни писала,
я никогда не буду
as good as you,
моя дорогая.
это меня печалит.
я не знаю что делать.

*

ты может быть согнёшь меня, но не сломаешь

@темы: сны

06:26 

из коллекции мыслей

торгую догмами и эскапизмами.

два часа без ноутбука и у меня уже началась ломка.

я не хочу теряться,

не хочу пугаться и путаться,
просто хочу знать и решать.
а прекрасная неопределённость
подождёт.


@темы: дневные мысли

05:28 

Из коллекции цитат

торгую догмами и эскапизмами.
Goodnight, you princes of Maine. You kings of New England.

(c) John Irving

@темы: english, цитаты

07:16 

из коллекции жизни

торгую догмами и эскапизмами.
for ash.


note to self: never talk to ash when he says he's sleeping. even though he cannot possibly be sleeping, since he's online

@темы: жизнь

11:52 

из коллекции соображений

торгую догмами и эскапизмами.
что я знаю о тебе,
ну или даже о себе?
да только то и знаю
что маме в роддоме сказали
"девочка", маме сказали,
"смотрите какая замечательная."
девочка.

по началу довольно просто жить с такой характеристикой,
помогаешь маме по дому, режешь салаты, в куклы играешь,
жалуешься на братьев, стесняешься женских туалетов со своей мальчишеской стрижкой,
а потом бац! бац, и грудь. всё становится немножко тяжелее.
в буквальном смысле. в физическом.
а потом кризис сознания, истерики, настроения, гормоны бушуют.
потом "а что же я здесь делаю, на этой планете-то?",
дальше у кого что: андреи, саши, стивены, грэмы, кларнетист, математика...
в общем, проще не становится,
по крайней мере, на данном этапе.

***

@темы: жизнь, ночные мысли

22:44 

из коллекции цитат

торгую догмами и эскапизмами.
нет ничего более постоянного, чем временное.

(с)

@темы: цитаты

11:04 

из коллекции ночного

торгую догмами и эскапизмами.
сегодня под фонарями исчезла моя тень. теперь осталось только одиночество.


upd.
исчезло и оно. что теперь делать?

upd.2
тут же на меня подписалась дружить. символично.

@темы: ночные мысли

10:01 

из коллекции дневникового

торгую догмами и эскапизмами.
дорогой дневник,

очень не хватает дешёвого романтизма, чего-то молодого, безудержного и дико смешного.
из толькочтоуслышанного: я не пьяный, я смелый и глупый. вот так вот.




upd. на коленке синяк!

@темы: жизнь, ночные мысли

09:24 

Из коллекции ночных коротенечек

торгую догмами и эскапизмами.
под речной водою фонари —
мертвецы выходят погулять.

*

в метро живут глухие крысы,
и каждый раз когда по рельсам
проносится состав,
им чудится землетрясение.

*

"твой город ночью спит,"
сказал он удивлённо.

@темы: непроза, видения реальности

13:47 

Из коллекции ночного

торгую догмами и эскапизмами.
northern constellations shine
your face becomes distorted
i cry and break
my fever and my dream

and yet, my sleep continues unaffected

***

мелкие северные божки
зажгли на небе созвездия
- написали свои имена
непонятными нам, буквами-картинками
и тычут сверху пальцами (или чем там)

вот К—, бог плодородия и войны,
всегда остающийся при деле,
вне зависимсти от дел людских.
этот бог обозначает своё имя простой закарючкой,
потому что у него до сих пор не нашлось времени
научиться писать.

рядом, вселяющее ужас имя богини В—,
покровительницы музыки и прочих искуств.
люди так боятся её,
что в музыканты и поэты
идут только безумно смелые или дураки,
что в данном случае - одно и тоже.
как именно богиня обозначает своё имя,
никто не знает, потому что никто ещё
не отважился присмотреться.

от страшного к приятному,
бог любви и поцелуев в щёчку, Д—
рисует своё имя на полнеба,
заполняя его звёздочками и завитушечками,
многих это быстро начинает раздражать.

Й—, бог лени, снов и всего самого лучшего,
попросил написать своё имя кого-нибудь ещё.
сам он, согласно легенде, где-то спит
вот уже десять лет.

Кто-Нибудь-Ещё, самый трудолюбивый из богов,
точно высчитывает расстояние между главными
и второстепенными звёздами в своём имени,
сопоставляет его с различными азбуками и теоремами
и пытается сделать из него две вечные параллели.

богиня смерти, Э—,
украшает небо самыми красивыми и яркими звёздами.
люди на них засматриваются,
тем самым упрощая труд богини.

патриарх пантеона, владыка элементов и человеческих душ,
так же ищвестный как Ы—,
никак не обозначает своё имя,
ибо ему и так принадлежит всё небо.


а люди смотрят снизу и дивятся.

@темы: english, непроза, сны

05:41 

Из коллекции жизни

торгую догмами и эскапизмами.
была в москве. видела эша.

!!

@темы: жизнь, картинки

10:14 

Из коллекции мыслей

торгую догмами и эскапизмами.
я давно не начинала записи со слова однажды, а вчера вот перечитывала старое и вдруг снова захотелось... а сейчас, сколько ни стараюсь, всё получается какой-то керуак...

11:46 

торгую догмами и эскапизмами.
я знаю как тебя потрогать свозь стекло,
как сквозь грудную клетку утонуть в твоих вязких никотинистых легких,
как бояться дотронуться до твоего сердца, стутутутутучащего,
знаю на бегу схватить тебя за руку,
как пыгнуть на тебя с разбегу и не приземлиться на асфальте,
как укусить твоё плечо в том самом месте,
как превратить тебя в огонь,
как украдкой поймать твой взгляд и посадить его в клетку,
знаю как защитить тебя от твоих бесконечных необдуманностей
и как удержать правильных, но столь неприятных решений.

единственное чего я знаю, так это как потрогать твоё лицо
потрогать родимое пятнышко на пульсирующем виске,
хотя, казалось бы, просто...

@темы: ночные мысли

11:30 

Из коллекции ночной риторики

торгую догмами и эскапизмами.
в мае дневнику было три.

интересно, сколько запятых, двоеточий, тире и прочих знаков я пропустила в этой своей деконструкции языка? сколько слова сократила и придумала? сколько упростила выражений? скольких людей заставила задумчиво перечитать последние пять строчек в надежде понять где же я закончила предложение? сколько допустила ошибок? сколько выплюнула пафоса? сколько написала чего-то стоящего? сколько раз обещала и вновь писала не-столь-уж-и-загадочному "ты"? сколько раз начинала циклы, серии, романы? сколько раз открывала страницу новой записи, но закрывала удалив весь свой бред? сколько раз лазила по чужим цитатникам? сколько времени потратила на чтение действительно интересных записей...

но дело, конечно, не в этом. дело в том, что дневнику было три года. прошло три года моей жизни.



@темы: ночные мысли

09:53 

Из коллекции мыслей

торгую догмами и эскапизмами.
я устала от этого лета,
дайте пожалуйста зиму...

@темы: ночные мысли

22:56 

Из коллекции жизни

торгую догмами и эскапизмами.
live earth: по крайней мере они продавали билеты...

@темы: дневные мысли

07:07 

Из коллекции бреда

торгую догмами и эскапизмами.
иногда питер просыпается с телевизором вместо головы
чаще всего это случается после тяжёлых рабочих дней,
когда он еле дотаскивается до дома,
падает на дешёвенький, покрытый пятнами от горчицы диван
и нажимает истёртую красную кнопку. on.

cnn ругается на nbc,
nbc ругается на abc,
abc ругается на bbc,
и так далее.
джон (стюарт) и стивен (кольбер) смеются,
на fox'е снова дерутся,
w повторяет sex with sue,
а mtv... не спрашивайте меня об mtv.

питер смотрит и кое-где кое-что понимает
но в общей своей массе,
вся информация сливается в одну гущу,
загустевает в какое-то месиво
и вот
и пожалуйста
у питера на следующий день телевизор вместо головы.
надо сказать, что в такие дни люди проявляют к нему гораздо больше интереса
женщины могут смотреть на него часами,
а среди мужчин он нашёл уже немало верных друзей.

@темы: непроза, бред

11:50 

Из ужеосознанного

торгую догмами и эскапизмами.
среди всех этих мельтешений,
телодвижений лишних
трудно найти тех замечательных людей
которыми мы должны бы быть.
тут дело не в будде и не в нирване,
не в воплощённом даосе и не в carpe diem'е,
просто сами выпендриваемся.
ну да ты знал,
знал конечно.

@темы: ночные мысли

09:43 

Из коллекции ощущений

торгую догмами и эскапизмами.
ты знаешь, наверное так чувствовали себя древние великаны перед битвой
такими же усталыми и изнеможденными казались они окружающим
с таким же видом пытались растянуть окаменевшие мышци,
расшевелить проворливость и сноровку
и, наверное, сердца у них так же болели
ведь всем известно, что у великанов слабые сердца.
потому и вымерли.
а потом люди строили себе жилища в каркасах их костей и помнили
а потом позабыли.

@темы: ночные мысли

09:57 

Из коллекции историй

торгую догмами и эскапизмами.
Мне приснилась очень длинная история.


Бассингтон просыпается как будто после долгого сна, хотя, на самом деле, он помнит, что проспал всего лишь пару часов – не так уж и давно началось его дежурство. Справа, со стороны тюремного корридора, слышатся зычные голоса заключенных. Среди общего гама Бассингтон легко различает голос Уэлша, тот вещает что-то о туманах Ливерпуля. «Ну и ладно, ну и пусть,» - думает Бассингтон и устраивается на своём жёстком стуле поудобнее; этот тюремщик никогда не вмешивается в разговоры между арестантами, считает что, что-что, а поговорить им, бедолагам запрещать нельзя, особенно перед смертью.

Кто только не сидит во Второй Эдинбуржской; тут и отравители, и насильники, и поджигатели, и детоубийцы. Правда, тюремщики, как и большая часть населения Эдинбурга знают, что у за крепкими каменными стенами сидят только заговорщики, революционеры и прочие несогласные. Тут бывает по разному, кто сидит годами – как старый Лэнгли, проведший в камере добрую часть своей жизни – а кому достаётся лишь неделя и следующая за ней, леденящая пятки вечность. Казнили во Второй Эдинбуржской часто. В хорошие времена – стреляли, в плохие – вешали. Заправлял этим абсолютным правосудием преданный вассал короны, Р.А. Рибсон. Среди заключённых ходили слухи, что звали Р.А. Робертом Агатой, но подтвердить догадку не решались даже смертники.

Потерявшийся луч света скользит вверх по красноватому лицу Бассингтона и останавливается точь-в-точь на его глазах. Проходит минута и страж сновапросыпается. Он, нехотя поднимается и идёт к камерам, где сидят уже поумолкшие мужчины; женщин здесь не держат. Бассингтон останавливается около камеры №6 и заглядывает внутрь.

Уэлш, который прежде сидел на полу и разглядывал стенку, поворачивает голову к тюремщику. Заключённому едва не больше тридцати. Голова у него покрыта густыми русыми волосами, а глаза светятся редкой, даже по Эдинбуржским меркам, разновидностью грусти. За годы службы Бассингтон приметил, что ко дню казни почти все заговорщики теряют свою спесь и превращаются в вполне обычных шотландцев, точно таких, каких он видит на улице, шагая от домика к тюремной крепости, разве что гораздо более несчастных. Тюремщик успел перевидать всё: и слёзы, и яростные мольбы, и полное скрытого страха молчание, и напускную браваду, и обыкновенный звериный ужас. Бассингтон проводил многих и иногда по ночам ему снился нескончаемо длинный тюремный корридор, по которому он, один за одним, ведёт их всех снова. И все заключённые в одинаковых грязно-бежевые лохмотья заключённых идут на смерть как будто нищие.

- Уже пора? – спрашивает Уэлш. В его голосе не слышно ни страха, ни усталости, хотя он, как и сотни своих предшественников, наверняка не смыкал ночью глаз, пытался в последний раз поймать взглядом месяц.
- Нет, ещё пара минут, - отвечает Бассингтом, внутренне желая окозаться подальше от этой камеры и от этой тюрьмы, - Ты прости, преподобного сегодня не будет, у него какие-то срочные дела в Лидсе.

Молчат. Бассингтону неловко за отсутствие священника, но он не знает какие слова могут его оправдать. Уэлш, наверное, пытается переварить услышанное, хотя в этой тюрьме заключённые каким-то образом всё всегда узнают первыми. Стены им, что ли, нашёптывают. А может быть, Уэлш всё ещё надеется что сюда вот-вот вбежит курьер с королевским помилованием. Или может быть он надеется что в эту минуту начнётся шотландский мятеж. Хотя, вообще-то, что ему до шотландцев, наверняка он думает о Ливерпуле.

- Так ты из Ливерпуля, да? – спрашивает Бассингтон, прерывая затянувшееся молчание.
- Да, сэр, - кивает парень.
- Бывал я там… Такие... Такое...
- Да, сэр.

Тюремщик вздыхает и понимает что дальше оттягивать бессмысленно. Он гремит связкой ключей, находит нужный и открывает камеру Уэлша. Заключённый поднимается в последний путь.

Бассингтон ведёт Уэлша по тусклому корридору. Руки пленника закованны в кандалы, а голова опущенна в молчаливых раздумьях. Ему осталось жить совсем немного, сейчас вот вперёд, потому направо и по лестнице вниз, а там уж выход в тюремный двор и… Откуда ни возьмись, у Уэлша в руке появляется нож («Кто же сумел его протащить?» – не успевает подумать тюремщик) и он по самую рукоятку вгоняет его Бассингтону в грудь. Бассингтон, не успевши опомнится, падает на спину, у него широко открываются глаза, он умирает. Уэлш наклоняется к покойнику, вынимает у него из груди нож, опускает мертвецу веки и крестится, почему-то, двупёрстно. Потом он, с завидной бодростью, вскакивает на ноги и бежит дальше по корридору.


Бассингтон просыпается как будто после долгого сна, хотя, на самом деле, он помнит...

@темы: проза, сны

all the men you'll never get to kiss

главная